Версия для слабовидящих: Вкл ВыклИзображения:Вкл ВыклРазмер шрифта: A A AЦветовая схема:A A A A

Творчество В.А. Раменского

 Творчество В.А. РаменскогоОчерк о жизни и творчестве В.А. Раменского
 Автор: Е.В.Попова, заместитель директора НГХУ по УР, искусствовед
      Владимир Александрович Раменский – одна из крупнейших фигур культуры Алтая второй половины XX – начала XXI века. Жизнь и творчество художника, педагога, общественного деятеля неразрывно связаны с нашим краем. Трудно переоценить вклад Владимира Александровича в становление и развитие про-фессионального художественного образования.
       Он – один из основателей в 1971 году Новоалтайского государственного художественного училища. С первых дней работы училища Владимир Александрович преподает специальные дисциплины на оформительском отделении (с 1991 года – специальность «Дизайн). В 1998 году по его инициативе в училище открыта специализация «Дизайн графической продукции». Раменский разработал методику преподавания специальных дисциплин сначала для оформителей, позже для дизайнеров. Уникальными являются подготовленные им задания «Дом – как мир» для средового дизайна и «Геометрические фигуры в пространстве и времени» для графического дизайна. В 2000 году издано одно из первых в Сибири учебных пособий «Основы шрифтовой графики», подготовленное Владимиром Александровичем. Со второй половины 90-х годов на Алтае происходит формирование высшего звена дизайн-образования. При непосредственном участии Владимира Александровича созданы кафедра архи-тектуры и дизайна в Алтайском государственном техническом университете им. И. И. Ползунова (АлтГТУ) и кафедра дизайна в Алтайском государственном институте культу-ры и искусства (в настоящее время Алтайская государственная академия культуры и ис-кусства - АлтГАКИ). На кафедре архитектуры и дизайна АлтГТУ благодаря авторитету Раменского и на базе разработанного им методического обеспечения открыта специальность «Информационно-графический дизайн». Ныне кафедра преобразована в Институт архитектуры и дизайна АлтГТУ. В создании кафедры дизайна на информационно-библиотечном факультете АлтГАКИ определяющую роль сыграли ученики Владимира Александровича, выпускники НГХУ, И. В. Науменко, Ю. Г. Чанов, Ю. А. Яуров. Раменского, безусловно, можно назвать основоположником школы Алтайского дизай-на. Не случайно в Германии именем учителя (Ramenscky– schule) названа дизайнерская фирма, созданная его выпускниками.
         Раменский же является организатором, идейным вдохновителем и первым председателем Алтайской организации Союза дизайнеров России (май 1995 года). Он объединил вокруг себя опытных и молодых дизайнеров, большинство из которых считает себя его учениками. Союз дизайнеров Алтая провел три краевых выставки. Вторая выставка, ор-ганизованная в Государственном художественном музее Алтайского края в 1998 году, на-зывалась «Алтай. Дизайн. Время». Её концепцию разработал Владимир Александрович. Центром экспозиционного пространства было колесо – крупнейшее изобретение перво-бытного человека, символ бесконечного круговорота времени. Дизайн для Раменского больше чем область профессиональной деятельности, он стал его жизненной философией, способом преобразования окружающего мира по законам красоты.
         Детство и юность Владимира Александровича совпали с драматичным для всей стра-ны периодом 30-40 годов XX века. Он родился 28 июля 1927 года в Китае в городе Хай-ларе, где его отец служил на Китайской Восточной железной дороге дежурным по стан-ции. Отец, Александр Евлампиевич Раменский, забайкальский казак, уехал в Китай вслед за Белой Гвардией, храня клятву верности царю, данную на присяге. Через два года се-мью Раменских (мать и пятерых детей) красноармейцы вывезли из Китая в Читу, куда через некоторое время приехал и отец художника. Из Читы семья приехала на Алтай, где сначала родители работали в кишечном цехе мясокомбината в Барнауле, потом отец служил на железной дороге на станциях Алтайская, Повалиха и Озерки. В Озерках Алек-сандр Евлампиевич работал старшим экономистом в Лестрансхозе. В 1937 году по доносу младшего экономиста он был арестован вместе со старшими сыном и дочерью. Старшего брата Порфирия и сестру Антонину через несколько месяцев отпустили, а отец был обви-нен в шпионаже и расстрелян. Дело Александра Евлампиевича Раменского было подано на апелляцию, принято решение о его пересмотре за отсутствием улик, но приговор уже был приведен в исполнение. Реабилитирован Александр Евлампиевич Раменский в 1958 году. Когда отца репрессировали, Владимиру Александровичу было девять лет. Тем не менее, он хорошо помнит отца – круглолицего казака, ответственного, надежного трудолюбивого человека, всегда готового прийти на помощь ближнему. Все бремя заботы о большой семье (к тому моменту у Раменских было семеро детей) легло на плечи мамы, Евгении Алексеевны Высотиной. «Жизнь в то время была страшная, голодно, работы не было. Она была «модисткой», обшивала все село и половину Барнаула, благодаря этому и кормились» – вспоминает художник. От родителей Владимир Александрович унаследовал трудолюбие, стойкость перед лицом жизненных невзгод, светлую открытость в отношении к окружающим людям.
         В 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, Владимир Александрович закончил шестой класс. Известие о войне застало его в пионерском лагере. С 1943 года для юного Раменского начались тяжелые трудовые будни в глубоком тылу. Он работал автослесарем в Озерском леспромхозе. Работали, не смотря на юный возраст, по 12-16 ча-сов, жили впроголодь. Вся страна тогда трудилась во имя Фронта и Победы. В 1945 году Владимир Александрович был призван в ряды Советской Армии, где служил в танковых войсках. В своей роте он был самым грамотным, руководил библиотекой, содержащей всего несколько книг. В свободное время солдаты читали вслух «Крейцерову сонату» Л.Н. Толстого. Именно здесь в армии произошло ключевое событие, решившее дальнейшую судьбу Раменского. Однажды на Сахалине, возвращаясь через лес во главе отделения из семи солдат с тушения пожара, он в просвете между деревьями увидел чудный красный цветок, который так хотелось послать маме. Но юноша понимал, что цветок погибнет. «Если бы я умел рисовать – подумал он – эту красоту можно было бы сохранить». Так было принято судьбоносное решение стать художником. Этот случай приобретает поистине символическое звучание, если вспомнить, что в одном их произведений известного советского писателя В.А. Чивилихина просвет между деревьями в лесу называется раменой.
      По окончании службы, в 1951 году, Владимир Александрович вернулся в Барнаул, работал автослесарем в гараже треста «Стройгаз», закончил вечернюю школу. Одновременно посещал занятия художественной студии А.В. Иевлева в клубе «Трансмаш». В 1953 году Владимир Александрович поступил в Казанское художественное училище. Там все еще дышало памятью о Н.И. Фешине, письма которого из Америки тайно чи-тались в училище. Особенно запомнились Раменскому занятия по рисунку Подгурского В.С. Он учил не только анализировать и правильно строить форму, но создавать образ, видеть характер человека в деталях его облика.
           По окончании училища в 1957 году Раменский возвращается на Алтай, работает в Барнауле художником-оформителем в краевой партийной школе, в художественном фонде, на меланжевом комбинате. Здесь произошло второе знаковое в судьбе Раменского событие. К нему обратился Л. Ваганов, служивший тогда редактором малотиражной газеты Барнаульского меланжевого комбината, с просьбой сделать иллюстрации к его книжке «Сказка про таёжного мастера сапожного». Работа над ними заняла 1961-1963 годы. Это было первое прикосновение Владимира Александровича к искусству книги, определившее дальнейший творческий путь художника. Иллюстрации экспонировались на Всероссийской выставке детской книги в Свердловске, на открытии которой Раменский познакомился с В. И. Курдовым, Е.И. Чарушиным, П.В. Митуричем.
        Понимание сложности задач иллюстрирования книги, знакомство с выдающимися мастерами привели к решению продолжить и углубить образование, и в 1963 году Владимир Александрович поступил на факультет художественного оформления печатной продукции в Московский полиграфический институт (ныне Московский государственный университет печати). У В.А.Фаворского, основателя академии, Владимиру Александровичу заниматься не пришлось, мастер в то время уже был серьезно болен. На факультете преподавали его ученики и единомышленники: А.Д. Гончаров, П.Я. Павлинов, П.В. Митурич, Н.Н. Куприянов, Л.А. Бруни. Они свято хранили заветы В.А.Фаворского, его отношение к архитектонике книги как к единому организму. Влияние великих учителей сказывается в ранних работах Раменского. В 1968 голу он закачивает институт. Его диплом включал иллюстрации к алтайской легенде К.Козлова «Чейнеш и Карабаш» и макет каталога Г.И. Гуркина, составленного Л.И. Снитко. Еще будучи студентом института, с 1963 года Владимир Александрович начал сотруд-ничать с Алтайским книжным издательством, а в 1968 году стал его художественным редактором. За три года ему удалось поднять издательское дело на новый уровень, сделав облик книг подлинно художественным. Благодаря ему, к работе с книгой обратились В. Туманов, Ю. Кабанов, Б. Лупачев, В. Еврасов, Т. Ашкинази и др.
      В том же году Раменский встретил Зою Ивановну, ставшую его третьей женой и вер-ной спутницей жизни. Сама – человек одаренный (она работала художником-модельером в Краевом доме моделей), Зоя Ивановна окружила его заботой и пониманием, создала теплый и надежный домашний очаг, дав художнику возможность полностью посвятить себя творчеству. В 70-е годы начинается период творческой зрелости художника. За плечами участие в краевых, зональных, республиканских, всесоюзных выставках. В 1971 году Владимир Александрович принят в члены Союза художников РСФСР, организует работу оформительского отделения (ныне специальность «Дизайн») в Новоалтайском государственном художественном училище.
         За три десятилетия XX века Раменским оформлено более 100 книг, он является несомненным лидером книжной графики Алтая. Среди его работ – иллюстрации к книгам В. Шишкова «Тайга», В. Горбатого «Алексей Гайдаш», И. Кудинова «Сосны освещенные солнцем», В. Золотухина «На исток – речушку, к детству моему», В. Сидорова «Повес-ти», В. Распутина «Живи и помни», к сборнику стихов А. Адарова. Активно работает Владимир Александрович и в области станковой графики, используя разнообразные техники печатной гравюры (офорт, гравюра на бумаге, акватинта), оригинальной графики – карандаш, акварель, гуашь. С появлением новых материалов (фактурная бумага, гелевая ручка), художник осваивает и их. Центральное место в творчестве Раменского занимают темы Горного Алтая и творче-ство В.М. Шукшина. Ещё в годы учебы в Полиграфическом институте, Владимир Александрович получил предложение от Государственного комитета по печати выполнить учебник для Горно-Алтайской автономной республики. После творческой экспедиции в Горный Алтай, где он выполнил зарисовки быта, флоры, изучая фольклор, этнографию и декоративно-прикладное искусство алтайцев, Раменский создал алтайскую азбуку «Солоны» и Букварь на алтайском языке. Букварь неоднократно переиздавался, художник каждый раз вносил изменения, добавлял иллюстрации. Последнее издание 2000 года называлось «Таныктос». Азбука «Солоны» демонстрировалась в 1975 году в Москве на Международной вы-ставке, проходившей под девизом «Книга на службе мира и прогресса». Букварь на Все-российском конкурсе «Искусство книги» в 1987 году награжден Дипломом первой степе-ни «За создание художественного образа» и Дипломом третьей степени на Всесоюзном конкурсе «Искусство книги». Первые книжки для алтайских малышей отличаются простотой и непосредственностью отражения окружающего мира, созвучного детскому восприятию. Если в Азбуке доминирует обыденное (забавные сценки, бытовые сельские мотивы), то в Букваре они соединяются с орнаментальными мотивами, передавая неповторимый национальный колорит Горного Алтая.
          В 1971 году Алтайским книжным издательством была выпущена книга К. Козлова «Чейнеш и Карабаш», оформленная и иллюстрированная Раменским. Эта работа стала продолжением дипломного проекта художника, который остался в фонде Полиграфического института. В иллюстрациях монументальные, обобщенные формы, крупные локаль-ные пятна насыщенных синего, охристого, красного цветов убедительно передают не-спешный ритм эпического повествования алтайской легенды. Удачно выбранный, почти квадратный формат издания усиливает это впечатление. Созвучие форм в абрисах фигуры и пейзажа (например, в иллюстрации на странице 13 «Плач Чейнеш») воплощают пантеистическое мировосприятие древних алтайцев, основанное на представлении о единстве человека и природы. Большую роль в создании художественного образа играют стилизованные изображения предметов быта, деталей одежды, орнаментальные элементы. В их трактовке феноменально воссоединились различные источники формирования древней культуры Алтая: наследие Пазырыкских курганов, предметный мир алтайских народа. Для небольшой (32 страницы) книжки художник выполнил 13 полосных иллюстраций, заставку, концовку и маргиналии. Иллюстрации сопровождают каждое событие трогательной поэмы о любви красавицы Чейнеш и богатыря Карабаша, дающей легендар-ный вариант объяснения появлению Телецкого озера (Алтын-Кёль) из золотых слез де-вушки. Важную роль в книге играет иллюстрация на странице 19, изображающая песню последнего, самого молодого из шестидесяти женихов Чейнеш. Второстепенный в тексте эпизод оказывается значительным для иллюстративного ряда. Этот лист – самый насы-щенный по цвету, в нем собран весь цветовой код книги: золотистый и темно-охристый, синий, черный и красный цвета, традиционные для декоративно-прикладного искусства Алтая. Фигура жениха слегка увеличена в листе, а голова и торс совпадают с кругом луны. Образ юного певца вбирает память о древних алтайских сказителях – кайчи, устами которых слагались легенды.
          Крупнейшим творческим достижением художника стала работа над «Алтайскими сказками», собранными и записанными П. Кучияком и А. Гарф. Ей отдано около 20 лет, исполнено около 100 иллюстраций, концовок, заставок, мар-гиналий в сложной трудоёмкой технике офорта и акватинты, выполнен макет книги. К сожалению, проект остался не реализованным, так как окончание работы над ним совпало с периодом упадка издательского дела на Алтае во второй половине 90-х годов XX века. Это не снижает значимости данного произведения в творчестве Раменского, потому что каждый лист обладает художественной самоценностью. Особенно выразительны иллюстрации к сказке «Юскюзек и Алтын-Чач». Лирична и напевна иллюстрация, изображающая маленького Юскюзека на буланом коне в его «круглом как сердце аиле». Наполнена динамикой и драматизмом иллюстрация, в которой орел Каан-Кередэ «камнем упал на дно пропасти», куда скатился Юскюзек. Они изысканы и изощренны технически. Офортный штрих послушно следует замыслу художника: игривый и прихотливый в первой иллюстрации, он становится нервным и наклонным во второй, тональная растяжка акватинты мягкая и нежная в одной, становится напряженной и контрастной в другой. Следуя за незатейливым, почти примитивным текстом, художник в своих работах выявляет глубинные пласты мифологических структур, затененных незамысловатым повествованием. Так, в листе «Юскюзек в гнезде орлят» для изображения «бронзового тополя с 99 сучьями» он использует архетипический мотив мирового древа. По сюжету главный герой переносится в иной мифический мир, поэтому лист наполнен традиционными для культового искусства композиционными схемами: ярусное членение пространства, подчеркнутое горизонтальными линиями воды, земли и облаков; иератическая композиция мальчика с орлятами, три орнаментальных арки, подобные церковному порталу. Изысканные сюжетные заставки, очаровательные маргиналии, орнаментальные рамки воссоздают среду древней культуры Алтая.
       Своеобразным итогом алтайской тематики в творчестве Раменского стал лист «Воспоминания о Пазырыках». В нем создан ассоциативный образ Горного Алтая, соединивший в себе уникальный горный ландшафт с древним культурным наследием. Красиво сочетаются фактуры картона и гуаши, наложенной корпусными мазками. Черный цвет картона подобен тьме веков или глуби земли, из которой рождаются и горы, и люди, и их археологическое памятники. Безусловной удачей является композиционное построение листа. Его пространство строится ярусами по вертикали, отражая древние языческие пространственно – временные представления о подземном, земном и небесном мире, и, одновременно, о прошлом, настоящем, будущем. Мир людей от прошлого (шаман) к настоящему (археологи) почти равен по массе миру природы, венчаемому двугорбой Белухой. В нижней, «человеческой», части листа доминируют звучные, но темные, земные цвета: охристый, черный, преобладает беспокойная «мешанина» небольших фигур, фрагментов орнамента, каменных стелл. Их компоновка неустойчива, ритмы разнонаправлены, но неизменно устремлены вверх. «Верхнюю природную» часть образуют горизонтально протяженные формы холодноватых белого, розового, сиреневого, голубого оттенков. Организация листа, его цветовое решение воплощает идею бренности человеческого бытия и вечности природы.
        Одна из генеральных линий творчества Раменского – проза и личность Шукшина. Он оформил первую на Алтае публикацию рассказов писателя в сборнике «Осень», под его руководством группа студентов–дипломников Новоалтайского государственного художественного училища оформила интерьеры музея Шукшина в Сростках. Особое место в творчестве художника занимает рассказ «Далекие зимние вечера». По словам Владимира Александровича – он близок ему духовно и житейски. Внешне незатейливое повествование о деревенском мальчике Ваньке Колокольникове соединилось с собственными воспоминаниями о военном детстве Владимира Александровича в Озерках.
          Первое знакомство с рассказом состоялось во время работы над сборником, изданным Алтайским книжным издательством в 1978 году. В книгу вошло семь рассказов Василия Макаровича, но в заглавие вынесено «Далекие зимние вечера».
     В 2005 году в Бийской типографии «ГАРТ» вышло роскошное подарочное издание этого рассказа, оформленное и иллюстрированное В.А.Раменским. Две одноименные книги разделяют 27 лет. Но уже в первой возникают те идеи, кото-рые будут развиваться в последствии: цветовой код обложки (сочетание черного и белого дополненное темно-синим и акцентами красного), соотношение неба и земли; тема человека и природы в иллюстрациях, значимость образа матери, сцена в лесу. В издании 1978 года для рассказа «Далекие зимние вечера» было выполнено две иллюстрации в технике гравюры на бумаге. Лаконичность художественных приёмов этой техники, напряженный контраст черного и белого точно передают кажущуюся простоту слога писателя и внутреннюю напряженность военных будней. В «Далеких зимних вечерах» 2005 года Раменский выявляет сложный полифонический характер рассказа Шукшина: военные события февраля 42 года, деревенская обыденность, детские переживания, глубинные фольклорные истоки творчества писателя. Главными героями книги стали дети. Их образы появляются, начиная с первого форзаца, во всех иллюстрациях. Особое детское восприятие мира определяет образную струк-туру художественного решения книги. У Шукшина дети оказываются носителями фольк-лорных традиций: сестра главного героя Ваньки напевает народные песни, почти сказоч-ным воспринимается рассказ матери о лисе, лежащей на дороге. Второстепенные в тексте писателя, они выявляются благодаря элементам книжного оформления: Наташка просит брата рассказать о волке – «серый» становится героем заставки, мать рассказывает о встрече с лисой – цвет разворота становится рыжим, а сама плутовка бежит по верхнему полю набора. Большую роль в книге играет цвет страниц, который усиливает эмоциональность восприятия рассказа, чутко следуя за текстом Шукшина. Действие рассказа начинается утром – и текст располагается на странице светло-охристого цвета. Сцена драки мальчишек – на хмурых серых страницах. Вечереет – страницы становятся сиреневого цвета вечерней зари. Белые страницы усиливают выразительность цвета и, зачастую, связаны с образом Наташки – воплощением детской чистоты и целомудрия. Центром композиции художественного оформления книги является распашная иллюстрация со сценой ожидания матери. Синий цвет страниц вновь следует тексту: последняя строка предыдущей страницы – «За окном стало синеть». Эта иллюстрация является клю-чевой для понимания образного строя произведения Раменского. Именно в ней соединились сюжет Шукшина, образ Ваньки Колокольникова с личными детскими ощущениями маленького Володи Раменского, ждущего мать в голодной и холодной избе. Настойчивое повторение горизонтальных линий, крупные массы свободного пространства, холодные белые отблески света в окне, на столешнице, печке создают атмосферу одиночества и ожидания. Точно найденные детали (брошенные валенки Наташки, рюкзак и ушанка Ваньки под лавкой, фотографии родителей на стене) воспроизводят среду военного деревенского быта. Уникально шрифтовое решение книги. Она является полностью рукотворной. Использование рукописного шрифта текста, по словам художника, «подсказано» ему самим Шукшиным, который писал свои рассказы в перерывах между съёмками в обычных школьных тетрадках, а не печатал их на машинке. Рисунок шрифта напоминает одновременно древнеславянский полуустав и, написанные детской рукой, печатные буквы. Это придает особую интимную интонацию тексту. Написанный от третьего лица, он начинает восприниматься как личный дневник маленького Вовы Раменского, записывающего историю Ваньки Колокольникова и рисующего наброски на полях. Это впечатление усиливает и техника «живого» штриха гелевой ручки. Выразительный ритм выносных элементов букв «у», «л», «р» и др., усиление жирности заглавных букв организуют страницы, обладают почти самостоятельной орнаментальной значимостью. Единство шрифта объединяет весь организм книги от обложки до последней страницы. Книга, оформленная Раменским в 2005 году, парадоксально соединила прошлое и настоящее. Традиции древнерусской рукописной книги – с современными полиграфией и материалом. В ней воплотились идеи мирискусников об идеальной книге, в которой все элементы находятся в стилистическом единстве, продуман не только формат и художественное решение, но и тип переплета, обреза, бумаги. Как всякое подлинное произведение искусства, иллюстрации к рассказу «Далёкие зимние вечера» стали отражением личности художника. Её образный строй воплощает глубину и многогранность прочтения текста мудрым старцем и почти детскую способность удивляться большому и малому, в обыденном видеть чудо и сказку, что является неотъемлемой чертой характера В.А. Раменского. Книга Раменского стала крупным явлением художественной жизни Алтая. Она отмечена краевой премией «Золотой переплет» 2005 года в номинации «Лучший художник книги», участвовала в престижной международной выставке дизайна «Золотая пчела» летом 2006 года в Москве.
      Жизнь и творчество Раменского – редкий случай счастливого совпадения значительных творческих достижений с общественным признанием. Он – заслуженный работник культуры Российской Федерации, профессор Института архитектуры и дизайна АлтГТУ, первый лауреат премии гуманитарного Демидовского фонда в области изобразительного искусства (за офорт «Родовое древо Демидовых»), награжден медалью Союза дизайнеров России за высокие достижения в развитии дизайна. Не смотря на почтенный 80-летний возраст, Владимир Александрович неизменно являет пример юношеского энтузиазма и творческой активности. Он по прежнему преподает специальные дисциплины в НГХУ и в Институте архитектуры и дизайна, вдохновляется сочинениями П.Флоренского, работает над серией карандашных рисунков «Поэма о лесе», мечтает закончить масштабный проект иллюстрирования «Домостроя». Как и прежде он умеет радоваться даже самой неброской красоте Божьего мира, открыт всему новому, увлекается им сам и ведет за собой других. Неудивительно, что лейтмотивом творчества Владимира Александровича Раменского стал образ летящей птицы, который встречается как в книжной, так и в станковой графике. Он воспринимается воплощением души художника, всегда парящей в небесах.

Добавить комментарий

Все поля обязательны к заполнению



:) :( :P :o :C ;Y :0 :D :/ :s :r ;) :H) :i) :Q)


Символов ........ из 500

Код *

Введите цифры