Версия для слабовидящих: Вкл ВыклИзображения:Вкл ВыклРазмер шрифта: A A AЦветовая схема:A A A A

Творчество А.В.Казанцева

 Творчество А.В.КазанцеваСтатья "Семь ликов графики А.В.Казанцева"
Автор: Е.В.Попова, заместитель директора НГХУ по УР, искусствовед
Аркадий Викторович Казанцев – один из ведущих алтайских графиков рубежа 20 – 21в. Он получил фундаментальное художественное образование, пройдя начальное (БДХШ №1), среднее (НГХУ) и высшее (КГХИ) звенья.
      В настоящее время значительное место в его жизни занимает педагогическая деятельность. Он преподает полный цикл профильных дисциплин в НГХУ, достойно приняв эстафету у В.А. Раменского. Возглавляя цикловую комиссию специальности «Дизайн», А Казанцев во многом определяет уровень подготовки выпускников училища и вектор развития дизайн-образования на Алтае.
    Аркадий Викторович – личность многогранная. Он работает в области станковой и книжной графики, в жанрах портрета, пейзажа, натюрморта, сюжетно-тематической композиции. Разнообразно его творчество и с точки зрения графических техник: офорт, линогравюра, гравюра на портрете, ксилография, пастель, акварель, гуашь, смешанная техника, карандаш. В казалось бы черно-белом искусстве графики он широко использует цвет. Художник в совершенстве освоил весь спектр технических и художественных приёмов графики, разработал авторскую технику прорезной гравюры на бумаге.
     В станковой графике Аркадий Викторович – художник философского склада. Искусство для него – способ познания тайны существования себя и мира, а графический лист – результат этих размышлений. В центре его внимания – категории времени, игры, юнгианские архетипы.
      Игровое начало пронизывает творчество Казанцева А.В. как «напрямую» — серия «Карточные игры», через тему маски – иллюстрации к «Королю Лиру» Шекспира, — так и на более глубинном уровне «игры» с техникой. Его линогравюра «Сумерки на Камчатке» благодаря мелкому напряженному штриху создает иллюзию сложных тональных вибраций, характерных скорее для офорта.
     Любимый философ Аркадия Казанцева – К.Г. Юнг. Теория архетипов играет значительную роль в представлениях художника о структуре личности и творчества. Офорт «Год обезьяны» соединяет пластическое воплощение архетипа Персоны с ироническим размышлением об эволюции и сущности человека.
     Ключевой в графике художника является категория времени, понятая как движение, эволюция из прошлого в настоящее. В офорте «Времена года» кружатся вокруг «мирового древа» четыре женщины-грации, они же – времена года и этапы возраста. Прошлое присутствует в настоящем (офорты, «Старые вещи», «Натюрморт с раковинами»), прошлое оживает в «Прогулках по Красноярску», и вечно хранят свою землю «Кадын» и «Воин» из диптиха «Время Укока». Время определяет нашу жизнь. А жизнь для А.В. Казанцева – это путешествие, в котором он созерцает Красоту мира. Искусство же позволяет этому путешествию быть безграничным во времени и пространстве.
       В книжной графике он - внимательный и тонкий читатель. Опыт работы в книге у художника весьма обширен. Им подготовлено более 20 изданий. Первые вышли в свет еще в Красноярске в конце 90-х годов прошлого века. Наиболее значительное среди них - оформление юбилейного 5-томного собрания сочинений А.С.Пушкина.
    В начале ХХI века все большее место в его творчестве занимает тема Алтая: триптих «Барнаул- столица мира», иллюстрации и дизайн книги В. Шнайдера «Яблоневый Спас». В настоящее время художник работает над оформлением 5-ти томного издания «Образ Алтая в русской литературе».
      Обращение к теме традиционной культуры Горного Алтая, пожалуй, неизбежно для любого алтайского художника. Могучие горы, изумрудная Катунь, древние курганы, петроглифы, наследие скифов обладают особой притягательностью и будят воображение. В станковой графике Казанцева эта тема представлена весьма многогранно и разнообразно. В листе «Затмение солнца на озере Ая» натурный мотив соединяется со стилизованными знаками, напоминающими древние руны, а извечный мотив купальщиц - с тайными знаками на камнях («Рыба Кербалык»). Программным с этой точки зрения можно считать диптих «Время Укока», выполненный в технике ксилографии. Гравюры «Кадын» и «Воин» - это синтез непосредственных впечатлений от природы Горного Алтая и изучения скифской культуры, в том числе экспозиций Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге.
      Глубокое проникновение в мир алтайских древностей в полной мере реализовано в новой работе графика - оформлении книги алтайских героических сказаний «Кан-Алтай». Безусловно удачным решением является изображение фигуры сказителя- кайчи на обложке и титульном листе, что сразу вводит читателя в особую атмосферу древнего эпоса. Художник чутко следует за текстом, иллюстрациями акцентируя внимание на ключевых событиях сказаний. В иллюстративном ряде центральное место занимают образы главных героев. Их фигуры слегка укрупнены, обретая богатырский масштаб, что полностью соответствует характеру героических сказаний. Баланс или противостояние женского и мужского начала – вечная тема мирового искусства, делающая древний эпос актуальным, точно передается художником. Преобладание центрического построения в организации пространства иллюстраций вызывает ассоциации с геральдическими композициями культового искусства, выявляя глубинные пласты эпического мышления. Условно трактованное пространство, развернутое по вертикали, соответствует традиционному членению на земной и небесный мир. Стилизованные формы гор, деревьев, небесных светил создают особую среду бытования героев эпоса. Ощущение подлинности происходящих событий передается благодаря воссозданным с археологической точностью бытовым деталям: элементам одежды, конской упряжи, посуды, вооружения. В этом отношении особое значение в оформлении книги обретают маргиналии. Именно они создают исторический контекст, который непременно присутствует в легендарных сказаниях всех народов.
     Для исполнения иллюстраций и маргиналий художник избрал трудоемкую и эффектную технику своеобразного точечного рисунка тушью и пером. Подобный «пуантелированный» рисунок создает мягкую бархатистую фактуру, дает возможность богатой тональной растяжки, делает вибрирующими границы форм. Чтение эпоса, даже в столь легком и изящном переложении – процесс непростой. Единство текста и оформления книги, соединяя древние реалии с современным художественным языком, делают его увлекательным.

Добавить комментарий

Все поля обязательны к заполнению



:) :( :P :o :C ;Y :0 :D :/ :s :r ;) :H) :i) :Q)


Символов ........ из 500

Код *

Введите цифры

Ожидают модерации - 1